Альберт Збаровский: «Когда летели, страшно не было. Страшно становилось потом, когда осознавали, что полет мог стать последним»

Главное

Память. Она у каждого своя — светлая, святая, скорбная… Быстрокрылыми птицами пролетают года, отдаляя события и лица, уходят в прошлое имена и даты, но в благодарной памяти народной живет величие подвига, совершенного славной когортой Победителей — во имя жизни, во имя мира, во имя будущего.

В раскатах грома давно не слышится грохот артиллерийской канонады, на месте руин выросли города, земля залечила шрамы воронок и окопов, но ставшая историей война по-прежнему стучится в сердца тревожными снами, болью старых ран, скупой вдовьей слезой, звенящей тишиной у обелисков… А в пламени Вечного огня видятся зарево пожарищ, залпы орудий и победный салют в мае 1945-го.

Альберт Владиславович Збаровский тоже помнит испепеляющий огонь, сквозь который летал в составе экипажа самолета ЛИ- 2, выполняя приказы. «Когда летели, страшно не было. Страшно становилось потом, когда осознавали, что полет мог стать последним», — признается ветеран.

Война для него началась в 1941-м. Вначале паренек из полесской деревушки, выпуск­ник школы ФЗО, трудился на Урале, на восстановлении эвакуированных предприятий, а после, в школе при Челябинском штурманском училище, получил специальность стрелка-радиста. Полеты в Германию, Польшу, Румынию… Бомбардировки стратегических объектов противника, десантирование разведгрупп, доставка грузов партизанам. Самолеты дальней авиации преодолевали сотни километров до вражеских позиций, пересекая линию фронта. За мужество, проявленное при выполнении заданий, старшина Збаровский удостоен Ордена Красной Звезды и медалей.

Он помнит, как однажды поступил приказ лететь на Полоцк. Цель — бомбарди­ровка железнодорожного узла, где было большое скопление фашистской техники. Так в 1944-м Альберт Збаровский впервые пролетел над городом, в который позже дорога судьбы привела его навсегда. Он запомнил тот полет: самолет опустился низко, чтобы 500-килограммовые бомбы попали в цель. Экипаж чудом остался в живых.

Долгожданный День Победы он встретил в Польше. Услышав стрельбу, летчики вначале не поняли, что произошло, и лишь спустя некоторое время дневальный сообщил радостную весть: «Война окончена! Победа!».Срочная служба продлилась для него без малого 8 лет. Потом он продолжил служить офицером — техником по самолетному радиотехническому оборудованию. А в 1960-м военная судьба привела его в зенитно-ракетный полк, дислоцировавшийся в Полоцке. После увольнения в запас в звании майора, он четверть века трудился на авторемонтном заводе. Двое детей, пятеро внуков и двое правнуков солдата Победы живут на мирной земле, отвоеванной в огненные сороковые.

…В пламени Вечного огня — благодарная память и глубокая скорбь о героях, принесших миру свободу. Прошло семь десятилетий. Правнуки Победителей о войне и Победе знают пока очень мало. Однако на вопрос, воевал ли кто-нибудь из старшего поколения в семье, отвечают: «Да!». В их маленьких сердечках уже горят искорки Огня памяти. А может ли быть иначе на многострадальной белорусской земле, овеянной славой?

Нас не пугают раскаты грома. После грозы на небе расцветает радуга, на полях колосится рожь, шумят леса, смеются дети. Свободная, мирная Беларусь уверенно идет в будущее, свято храня благодарную память, продолжая традиции Победителей.

Елена КАЛЕНИК.
Фото Андрея МАРЦИНКЕВИЧА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *