Полочанке Екатерине Прокофьевне Зуевой о страшном времени, проведенном в Освенциме, напо­минает номер на руке — 70002.

Великой Победе посвящается

Освенцим… Пекло войны, в котором около 4 миллионов человек были заживо сожжены в газовых камерах, умерли от голода, побоев, болезней. Испытали там все муки ада и дети, немногие из которых остались в живых и вернулись на родину. Полочанке Екатерине Прокофьевне Зуевой о том страшном времени напо­минает номер на руке — 70002.

До войны их семья жила в д.Громенки (в настоящее время микрорайон «Громы» г.Полоцка). Отец Прокофий Парамонович Шнипов в 1937 году ушел на войну с финнами, семье пришло известие о его смерти. Но он выжил, и в конце 1940  года вернулся домой, но… инвалидом.

Началась война. Их семья поддерживала связь с партизанами, брат мамы Иосиф Сидорович Гуков был комиссаром 5-го партизанского отряда 3-й Белорусской бригады А.Я.Марченко. Его сестры Анна и Зинаида, тоже партизанки, частенько обращались к семье Шниповых, которые передавали в лес продукты, спички, соль. В 1942  году кто-то из соседей, проследив связь с партизанами, донес фашистам. «Родителей, меня и шестилетнего брата Ваню привезли в гестапо, — вспоминает Екатерина Прокофьевна. — Отца с мамой пытали «Где комиссар Гуков?!», били и издевались так, что они не могли даже встать».

После этого их отправили в пересыльный лагерь, а затем — в Освенцим. «В Освенциме меня удивило очень высокое проволочное ограждение и кругом лампочки, поразили груды мертвецов возле бараков, — вспоминает Екатерина Прокофьевна. — Дети работали наравне со взрослыми, нас бесконечно били и наказывали. А встречал и провожал заключенных  на работу… духовой оркестр! Кругом охрана, овчарки и — музыка.

Каждое утро видела: выносили трупы из бараков, как дрова… Знала, что мы обречены и  испытывала страх: в любое время  могли увезти в крематорий. Мы не видели чистого неба и солнца — небо над лагерем всегда было затянуто темной пленкой дыма. Все время хотелось есть,  и я мечтала — вот бы домой да поесть нашей картошки…».

Самым большим потрясением для Кати было, когда мама сказала, что отца сожгли в крематории. Фашисты превращали людей в живые трупы, которые постепенно угасали от дистрофии. Проводили опыты, закапывали чем-то глаза, от чего зрение становилось все хуже. У детей, более здоровых и крепких, брали кровь для своих солдат.

В мае 1944 года ее с братиком и другими детьми погрузили в вагоны и привезли в детский концлагерь Константинов-Тухенген, недалеко от г.Лодзи в Польше. «Фашисты хотели, чтобы дети забыли своих родных…» — говорит Екатерина Прокофьевна. Какой же радостью было, когда в январе 1945 года советские войска освободили лагерь! «Дети плакали вместе с солдатами, кричали «ура!». Нам сказали, что увезут на родину. Родина — вы представляете, что это значило для нас?» — вспоминает Екатерина Прокофьевна.

Сначала Катя с братом попали в детдом в г.Саратове и пробыли там, пока не закончилась война и их не нашла мать, чудом оставшаяся в живых. Вернулись в Полоцк. Катя училась в вечерней школе, работала на базе «Заготзерно», а в 1953 году перешла работать в книжный магазин «Светач» продавцом. Здесь, в этом дружном коллективе, 37 лет до ухода на пенсию, пролетели незаметно. «Помнят обо мне, держат связь, поздравляют с праздниками, — благодарно отзывается Екатерина Прокофьевна о работниках магазина. — И покупатели меня многие помнят. Все для меня, как родные…».

Да и как можно забыть эту благожелательную, с добрым взглядом женщину, которая после столько  пережитого в детстве не очер­ствела душой. С мужем Валентином Никифоровичем (который рано ушел из жизни) они вырастили дочь Ирину и сына Константина, есть внуки, правнуки. Екатерина Прокофьевна, хоть и в преклонном возрасте, держится молодцом, читает книги, это ее любимое увлечение, призналась, что постоянно делает гимнастику. И хотя воспоминания часто напоминают ей пережитое в детстве, не падает духом.

«Я очень горжусь своей любимой бабушкой, человеком необычайной силы воли и доброты, которая стала для меня примером», — так написала о ней внучка Даша. Сейчас она работает во Франции, а когда приезжает, спешит навестить бабушку, как и внучка Екатерина, которая живет в Полоцке. Заботится о маме семья сына Константина. Подрастают и правнуки — Полинка и маленький Лёва. И когда в квартире слышится детский смех — тешится ее душа. Пусть никогда дети не узнают, что такое фашизм!



Tagged

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *