Полочанин Сергей Пузиков служил в Афганистане два с половиной года

Общество

Выпускник Харьковского военного танкового училища, уроженец Полоцкого района майор Сергей Пузиков к моменту начала боевых действий в Афганистане имел уже достаточный опыт армей­ской службы — служил командиром танкового взвода, командиром роты разведбата, начальником разведки… Он хорошо помнит апрель 1984 года, когда попросил разрешения командира съездить из Марьиной Горки, где тогда служил, в Слуцк, повидаться с семьей — женой и двумя детьми. Но не успел переступить порог квартиры, как раздался звонок: «Собирай вещи, 1-го мая отправляешься в Афганистан». И буквально через день он был уже в Ташкенте.
Служба началась с неожиданности. Едва надев полевую форму, майор Пузиков узнал, что офицер, которого он должен был заменить, — в госпитале, ввести в курс дел некому. А спустя пару часов ему уже предстояло доложить обстановку начальству, прилетевшему из Москвы. Генерал-лейтенант Попков, член военного совета сухопутных войск, выслушал доклад нового начальника разведки с улыбкой — тот с трудом читал незнакомые названия кишлаков и неуверенно называл имена афганских полевых командиров. А после совещания сказал просто: «Ты приехал на войну. Учить тебя никто не будет. Организовывай разведку. Через два дня представишь карту по обстановке». С поставленной задачей Сергей Иванович справился успешно.
На войне — как на войне, было все — и обыденная рутина, и немыслимая усталость, и боль потерь… На вопрос, что было самым трудным в те годы, он отвечает: «Было очень тяжело психологически. В СССР шла мирная жизнь, мы смотрели по телевизору праздники, а совсем рядом стреляли, привозили убитых. Невольно думалось: а зачем мы здесь? Никакая война ничего хорошего не несет. Но приказы не обсуждают».
Сергей Пузиков служил в Афганистане два с половиной года, из них около двух— в 860 отдельном мотострелковом полку, одном из самых высокогорных подразделений. Это была часть, которая совершила легендарный Памирский марш, пройдя через горные перевалы и практически на руках перенеся технику. Солдаты и офицеры прошли 200 км по бездорожью, преодолев перевал высотой 4650 м. Для бойцов, не имевших спецподготовки, это было труднейшей задачей.
В разведроте майора Пузикова служили 55 человек, чуть позже к ним присоединились три разведвзвода. Всего в его подчинении было порядка 200 человек. Они взаимодей­ствовали с артиллерийской и инженерной разведкой, работали с так называемыми доброжелателями, сообщавшими необходимые сведения. В обязанности начальника разведки штаба полка входили организация разведки, сбор и обобщение данных, доклад командиру для принятия решений, оповещение действующих подразделений и обучение разведподразделений…
Сергей Иванович скупо говорит о себе. Но то, что воевал достойно, подтверждают боевые награды — орден Красной звезды и медаль «За отвагу». Причем, к медали, которую он заслужил, с боем выбираясь из засады, представляли не раз, но на наградном листе появлялась резолюция: «Разведчики в засады не попадают». Понимал ли человек, писавший это, что такое война? Однако справедливость все-таки восторжествовала.
…Срок службы подходил к концу, но почти полгода не было замены. И вот наконец-то приказ. Он никак не мог поверить, что дальнейшую службу будет проходить на родине — в Полоцке! Это было настоящим подарком судьбы. А когда услышал новость о том, что из Афганистана выводят войска, испытал облегчение: «Это была не та война, в которой можно победить. Мы видели, что аф­ганцы — очень трудолюбивый народ. Они практически вручную обрабатывали каждый клочок земли… Им бы вместо танков комбайны»…
Сейчас подполковник в отставке Сергей Иванович Пузиков далек от войны. Вместе с супругой Алиной Александровной занимается дачей, любит общаться с друзьями, бывшими сослуживцами, которых военная кочевая судьба разбросала по разным уголкам бывшего СССР.
А про боевую молодость напоминают фотографии и адрес электронной почты, в который он вписал свой позывной командира разведки — 090.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *